Где воздух гор - там тишина снегов, молчание камней и дремлет сила

История

Исторические этюды:Блицкриг Коля

2018-03-09 08:16:16








Недавно благополучно скончавшийся бывший федеральный канцлер Гельмут Коль вошел в германскую историю как третий после Бисмарка и Гитлера политик, снова объединивший Германию.

Когда 9 ноября 1989 года толпы граждан ГДР, более менее организовано, с помощью строительной техники, а где то и стихийно, начали разрушать Берлинскую стену и свободно заходить на территорию Западного Берлина начавшийся распад Варшавского Договора приобрел самые что ни на есть, зримые черты. Это означало конец социалистической системы не только в ГДР, но и в других странах Восточного блока. И остановить этот процесс было уже крайне сложно, а с учетом сложившейся политической и социально-экономической обстановки как в Восточной Европе, так и в СССР, как показала сама история, невозможно.

Через полгода, 18 марта 1990 года в ГДР прошли последние парламентские выборы. На них победил Христианско-Демократический Союз, во главе с Лотаром де Мезьером. Он стал последним председателем совета министров ГДР, фактически его можно назвать главой ликвидационной комиссии. Бывшая правящая Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ) была деморализована и распалась на несколько частей. Из нее были исключены или отправлены в отставку наиболее значимые политики, которые принадлежали прежней властной вертикали.

Дальше события пошли с фантастической скоростью. 18 мая 1990 года Коль и де Мезьер в Бонне, столице ФРГ, подписывают договор о создании единого экономического пространства. Через месяц с небольшим, с 1 июля 1990 года на территории ГДР вошла в обращение немецкая марка ФРГ, а марка ГДР прекратила свое существование и была изъята из оборота. 31 августа 1990 года был заключен Договор об объединении ФРГ и ГДР на основании конституции ФРГ.

Бывшая ГДР, между прочим, член ООН, включалась в в состав ФРГ как территория. В ГДР на тот момент не было гражданской войны, социально-экономического кризиса, массовых беспорядков или какого иного рода политического катаклизма. Тем не менее, произошло то, что произошло. Государство стерли с карты мира будто ластиком. Армия и все силовые структуры были распущенны. Бывшие военные и другие силовики столкнулись с дискриминацией при последующем устройстве на работу. Никакой речи о продолжении военной или полицейской карьеры. В лучшем случае низкооплачиваемая работа на «гражданке», часто даже без пенсии. Такой же чистке подвергся весь административный аппарат, от МИДа до средней школы. Вся властная элита ГДР от министра до начальника районного отдела полиции была заменена на уроженцев ФРГ. Были тщательно собраны и уничтожены даже почтовый марки.
Было уволено большое количество «неблагонадежных» университетских профессоров и обычных преподавателей. Часть бывших граждан ГДР выселили из их жилья, которое как оказалось, они неправомерно занимали, так как с Запада вернулись прежние хозяева домов с документами. Интересно, что правомерность выданных в Веймарской республике или Третьем рейхе документов не вызывала вопросов у современной германской власти. Как говорили древние римляне, «горе побежденным»

12 сентября этого же года, уже в Москве была заключен договор «Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии», который подписали министры иностранных дел главами ФРГ и ГДР, а также СССР, США, Франции и Великобритании.
Вскорости, 3 октября 1990 года, бывшая ГДР вошла в состав ФРГ. Этот день с тех пор отмечатеся как национальный праздник «День немецкого единства» Тогда же Лотар де Мезьер был назначен тогдашним канцлером Гельмутом Колем федеральным министром по специальным поручениям.

Однако, популярный немецкий журнал «Шпигель»,10 декабря 1990 года опубликовал материалы, согласно которым вновь назначенный министр был «неофициальным агентом Штази (восточногерманской спецслужбы)» под оперативным псевдонимом «Черни». Лотар де Мезьер категорически все отрицал, но уже через неделю, 17 декабря 1990 года ушёл в отставку. Его политическая карьера была уничтожена.

Предателей никто и нигде не любит, хотя ими часто пользуются. Правда, большинство из них об этом не догадывается вплоть до последнего. Зато Лотар де Мезьер дал старт карьеры для другого немецкого политика, у него работала секретаршей небезызвестная ныне Ангела Меркель.

Спустя много лет после объединения двух Германий, до сих бывшая территория ГДР серьезно отличается от ее западной части. Это заметно повсеместно во многом: уровень жизни ниже чем в западных землях ФРГ, намного меньше объем инвестиций в инфраструктуру и промышленность, наиболее высокий по Германии процент безработицы и...

Есть еще кое что, о чем официальные лица ФРГ не говорят публично. Это подчеркнутое высокомерное отношение западных немцев к восточным немцам. Профессор Вернер Патцельт из Дрезденского технического университета говорит в интервью российским «Вестям», что после первой эйфории, последовавшей за воссоединением Германии, введением общей валюты и появлением свободы передвижения, многие восточные немцы восприняли западногерманскую систему и в особенности самих западных немцев, которые пришли в восточные земли и заняли многие ведущие позиции в политической, общественной и экономической системе, как нечто, что лишает их собственной идентичности. Многие существующие конфликты, в особенности те, что касаются иммиграции и интеграционной политики, — это конфликты руководящих верхних слоев общества западногерманского происхождения и местного населения восточногерманского происхождения.

Получается, что в новой Германии сформировалась и существует в течении десятилетий фактически что-то очень похожее на кастовую систему в «новых землях», как называют там присоединенные территории бывшей ГДР. Хотя отсутствие «социальных лифтов» это еще не самая большая проблема для «восточников». Намного сложнее ситуация в экономике.
Безработица в среднем свыше 12, а местами до 20% в «новых землях» Германии ведет к миграции населения, преимущественно молодежи, и дальнейшему экономическому упадку.

Федеральное правительство в течении первых 15 лет после объединения страны вложило в экономику новых земель от 1.5 до 2 триллионов долларов. Не совсем понятно, куда пошли эти очень большие деньги, потому что ни инфраструктура, ни уровень зарплат, ни потребительский индекс в бывшей ГДР не соответствует «старым землям». ГДР была высокоразвитым государством и уровень жизни ее превышал польский и чехословацкий. И при таких огромных вложениях, каких то гигантских инфраструктурных и промышленных объектов за весь период реинтеграции не построено, так же как и уровень жизни там не соответствует, тому, что есть в западных землях единой Германии .

Но с начала «нулевых» поток денег существенно сократился. На это есть объективные причины, как замедление до в 1% в год в среднем экономического роста немецкой экономики, так и общий кризис капиталистической системы. Если в 1990 году внешний долг Германии равнялся 0 % к ВВП, то в 2016 году он равен 159 % ВВП и сейчас составляет примерно 5.7 триллионов долларов. Как мы видим, рост внешнего долга как раз и пришелся на период объединения страны и последовавшие после полтора десятка лет.
Фактически, объединения страны стало тем фатальным камнем, утопившим германскую экономику. Самый высокий рост в 3.9 % был в 2006 году, в последние 5 лет экономический рост не превышает 1.7 %

«Весси» (так называют западных немцев) вели себя с «осси» (восточными немцами) как какие то колонизаторы. Было создано специальное «Управление по опеке над бывшей ГДР» Дескать, восточные немцы какие то не совсем полноценные...
Гигантская и высокоразвитая промышленность ГДР была уничтожена, от нее остались жалкие крохи. Конечно, не все предприятия бывшей ГДР постигла такая участь. Некоторое количество было модернизировано под западные стандарты и включено в технологические циклы западногерманских,европейских и прочих крупных корпораций и концернов. Что-то еще купили англичане, канадцы,южнокорейцы и т.д.
Такой счастливый пример дальнейшей работы бывшего предприятия ГДР- это знаменитый «Карл Цейс». Основанный в 1846 году фирма, сейчас это крупный концерн, который все так же специализируется на производстве оптических приборов. Конечно, такое стратегическое предприятие, имеющее столетние традиции, было бы вредно закрывать и уничтожать, как это произошло с сотнями других предприятий социалистической Германии. Еще раз хочется подчеркнуть, что это была одна из самых мощных экономик не только Восточного блока, но и всей Европы. Номенклатура выпускаемой продукции соответствовала любой стране Запада и была того самого знаменитого «немецкого качества».

Однако, после объедения двух Германий ее восточная часть была фактически разорена. Большая часть основных предприятий тяжелой, химической и электронной промышленностей была скуплена и в последствии закрыта новыми хозяевами. Люди были банально выброшены на улицу, что было новым и неприятным сюрпризом для живших в социализме людей, многие из них вынуждены были перейти на социальные пособия или уехать. Тем не менее, социально-экономическая стагнация «новых земель» зашла далеко. И самое главное — федеральное правительство этого не замечает, действуя по принципу «само рассосется».

В итоге, как не пытались в начале 90-х прошлого века германские политики говорить об восстановленном единстве страны и нации, на деле ситуация пришла к своей противоположности. Восточные немцы все больше отличаются от западных немцев и замыкаются в собственной территории.

В 2005 году в «восточных землях» был проведен социологический опрос, в котором каждый 11 немец захотел возврата ГДР. И это при тотальном господстве западных СМИ. Причем, немалая часть респондентов родилась уже после падения Берлинской стены. Народ можно обмануть на время, но никогда навсегда.

Здесь нет комментариев


Новый комментарий:
























Яндекс.Метрика