Где воздух гор - там тишина снегов, молчание камней и дремлет сила

История

Исторические этюды: революция 1905 -1907 г.г. в Донбассе

2019-03-24 11:21:29






В конце декабря 1904 года на Путиловском заводе были уволены 4 рабочих. Он были членами «Собрания русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга» - легальной организации, созданной при поддержке начальника Особого отдел департамента полиции МВД С.В. Зубатова. Неформальным лидером этой организации был Григорий Гапон, настоятель церкви Св. Благоверного князя Михаила Черниговского при Санкт-Петербургской городской пересыльной тюрьме. Основанной задачей данной организации была попытка взять под контроль набирающие силу рабочим движением.

По руководством Гапона была составлена петиция, в которой были просьбы ограничения произвола администрации на заводах и местных чиновников, обеспечения народного представительства, в частности созыв Учредительного Собрания, которое по мысли авторов должно было уничтожить бесправие рабочих и обеспечить социальную справедливость. Также Гапон написал личное письмо царю.

Вечером 8 января тогдашний министр внутренних дел Святополк-Мирский и директор Департамента полиции А. А. Лопухин отправились в Царское Село к царю. Они ознакомили его с обоими документами. Николай Второй записал 8 января в своем дневнике:

Ясный морозный день. Было много дела и докладов. Завтракал Фредерикс. Долго гулял. Со вчерашнего дня в Петербурге забастовали все заводы и фабрики. Из окрестностей вызваны войска для усиления гарнизона. Рабочие до сих пор вели себя спокойно. Количество их определяется в 120.000 ч. Во главе рабочего союза какой-то священник — социалист Гапон. Мирский приезжал вечером для доклада о принятых мерах.

Утром 9 января 1905 года император Николай Второй ввел в столице Российской империи Санкт-Петербурге военное положение. Власть в городе перешла главнокомандующему войсками гвардии Санкт-Петербургского военного округа великому князю Владимиру Александровичу, дяде царя. На улицах города появились вооруженные военные. Это были гвардейские части: лейб-казаки и Преображенский полк.

В 9 января более 150 тыс рабочих и члены их семей, под охраной полиции с портретами Николая Второго и иконами двинулись к Зимнему Дворцу. Целью шествия предполагалось вручение вышеупомянутой петиции. Дядя царя отдал приказ стрелять по мирной демонстрации. Официально было сообщено о 130 погибших, хотя возможно число жертв было больше.

Николай Второй, так говорит об этом дне в своем дневнике:

««9-го января. Воскресенье. Тяжёлый день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело! Мама приехала к нам из города прямо к обедне. Завтракали со всеми. Гулял с Мишей. Мама осталась у нас на ночь»

На следующий день, когда в столице шли похороны жертв этого циничного расстрела, там появилась же такая запись:

«Сегодня особых происшествий в городе не было. Были доклады. Завтракал дядя Алексей. Принял депутацию уральских казаков, приехавших с икрою. Гулял. Пили чай у Мам'a. Для объединения действий по прекращению беспорядков в Петербурге решил назначить ген.-м. Трепова генерал-губернатором столицы и губернии. Вечером у меня состоялось совещание по этому поводу с ним, Мирским и Гессе.Обедал Дабич»

Как видим, никаких угрызений совести или сочувствия к сотням погибшим подданных и их родным.Кроме рабочих, были погибшие среди сотрудников столичной полиции.

Самое важное, что ничего необычного в этом совершенно искреннем поступке рабочих не было. Похожая массовая акция уже происходила примерно за 3 года до этих событий. 19 февраля 1902 года, в годовщину отмены крепостного права в России, Московское охранное отделение – организовало большую рабочую демонстрацию в поддержку царя. Впрочем, там же были требования по защите прав рабочих и улучшения их социально-экономического положения. В демонстрации приняло участие 50 тыс рабочих. Началась она с возложением венка к памятнику Александра II. В ходе ее рабочие шли с иконами, хоругвями, портретами Александра II и Николая II, а под конец была проведена торжественная панихида. Тогда никто ни в кого не стрелял.

Через 10 дней после Кровавого Воскресенья, как назвали этот трагический день, царь все таки встретился с представителями рабочих в Царском Селе. На следующий день газета «Ведомости Спб. Градоначальства» опубликовала «Правительственное сообщение» В нем в частности говорилось:

«Его Величество Государь Император в среду, 19 сего января, осчастливил депутацию столичных и пригородных заводов и фабрик в Александровском Дворце, в Царском Селе, следующими милостивыми словами:
Я вызвал вас для того, чтобы вы могли лично от Меня услышать слово Мое и непосредственно передать его вашим товарищам.
Прискорбные события с печальными, но неизбежными последствиями смуты произошли от того, что вы дали себя вовлечь в заблуждение и обман изменниками и врагами нашей родины.
Приглашая вас идти подавать Мне прошение о нуждах ваших, они поднимали вас на бунт против Меня и Моего Правительства, насильственно отрывая вас от честного труда в такое время, когда все истинно-русские люди должны дружно и не покладая рук работать на одоление нашего упорного внешнего врага.
Стачки и мятежные сборища только возбуждают безработную толпу к таким беспорядкам, которые всегда заставляли и будут заставлять власти прибегать к военной силе, а это неизбежно вызывает и неповинные жертвы.
Знаю, что не легка жизнь рабочего. Многое надо улучшить и упорядочить, но имейте терпение. Вы сами по совести понимаете, что следует быть справедливым и к вашим хозяевам и считаться с условиями нашей промышленности. Но мятежною толпою заявлять Мне о своих нуждах — преступно.
В попечениях Моих о рабочих людях озабочусь, чтобы все возможное к улучшению быта их было сделано и чтобы обеспечить им впредь законные пути для выяснения назревших их нужд.
Я верю в честные чувства рабочих людей и в непоколебимую преданность их Мне, а потому прощаю им вину их.
Теперь возвращайтесь к мирному труду вашему, благословясь, принимайтесь за дело вместе с вашими товарищами, и да будет Бог вам в помощь».
Забота государя о благе народном видна невооруженным глазом. По его версии, в расстреле безоружных людей виновата не власть, а сами жертвы. Никакого влияния на ситуацию в стране в текущий момент эта встреча не оказала.
Произошедшее жестокое и главное бессмысленная массовое убийство ни в чем не повинных людей, вызвало шок в обществе, перешедший во взрыв возмущения по всей стране.

17 января 1905 года рабочие Юзовского металлургического завода, принадлежащего «Новороссийскому обществу», основными собственниками которого были англичане, объявили забастовку.

У них было несколько чисто экономических и бытовых требований: увеличить на 20% зарплату, построить для рабочих баню, открыть для них столовую, обращаться к рабочим на «Вы», обеспечить семейных рабочих служебным жильем. Директор завода пообещал выполнить 2 пункта: ввести вежливое обращение и построить баню. По всем остальным требованиям был отказ. Практически сразу в Юзовку были введены войска. Забастовка была временно приостановлена, однако через месяц, 22 февраля она повторилась, к ней присоединились еще 27 шахт, также принадлежащих «Новороссийскому обществу». Теперь рабочие предъявили администрации список уже из 50 требований.

Во время этой забастовки рабочие создали координационный совет, который печатал листовки в подпольной типографии. Забастовка с перерывами продолжалась около 2 месяцев. В ответ менеджмент уволил более 8 тыс человек, а несколько сотен(!) наиболее активных участников стачки были арестованы.

Шахтеры и металлурги проводили забастовки и восстания с конца 19 века. Чтобы противостоять массовым акция рабочего класса, хозяева предприятий официально размещали казачьи и драгунские части. Наличие военных вблизи предприятий предавало колониальный характер власти и еще больше усиливало классовую ненависть трудящихся.

Рабочие Донбасса продолжили активную фазу борьбы осенью 1905 года. 18 октября этого года началась Всерооссийская стачка железнодорожников и продолжалась до конца месяца, пока администрация не удовлетворила требования забастовщиков. На этот раз собственникам пришлось пойти на уступки железнодорожникам.

В ноябре 1905 года прошел съезд рабочих Екатеринославской железной дороги, основной транспортной артерии Донбасса. На этом съезде присутствовало более 700 человек. Как раз в это время произошли 2 восстания среди моряков Черноморского флота: в июне было восстание матросов на броненосце «Князь Потемкин-Таврический», а с 11 по 15 ноября в Севастополе восстали рабочие Морского завода, солдаты и моряки нескольких кораблей, стоявших в Севастопольской бухте. Одним из руководителей этого восстания был лейтенант флота Шмидт П.П. Большевики предложил свой вариант резолюции:

"Признать участие железнодорожников в перевозке войск для означенной цели (т. е. подавления восстания) равносильным участию в убийстве, а железнодорожных служащих, тем или иным способом участвующих в ней, пособниками в этих преступлениях, заслуживающих самого строгого общественного осуждения

Наиболее сильными было влияние большевиков и именно большевики возглавили вооруженное восстание рабочих на Донбассе, хотя участие принимали и члены других партий от «Бунда» - еврейской социалистической партии до эсеров и меньшевиков.

Делегаты съезда, вернувшись к себе домой, начали осуществлять подготовку к вооруженному восстанию. В Екатеринославе ( ныне Днепопетровске) был организован Екатеринославский боевой забастовочный комитет из представителей депутатского собрания рабочих города. Для информирования населения о своей работе Екатеринославский боевой забастовочный комитет издавал «Бюллетень», в котором печатались его постановления, хроника революционных событий в стране, сведения о революционных события в городе и губернии. Такие же боевые забастовочные комитеты появились на большинстве станций этой железной дороги.

Боевые забастовочные комитеты по сути стали альтернативный и реальными органами власти. Они охранял и контролировали работу промышленных предприятий, учреждений и организаций, следили за общественным порядком в городах, организовывали медицинскую и материальную помощь населению, поставляли продукты питания и товары первой необходимости, кроме того, следили за ценами на них.

Первая боевая дружина была создана в селе Гришино ныне Красноармеского района Донецкой области. Часть дружинников в последствии участвовала в боях с войсками в Горловке, а двое рабочих из Гришино - слесарь С. И. Аникеев и ученик слесаря И. А. Пономарев были в результате за участие в этих событиях осуждены царским судом. Первое оружие было куплено на собственные деньги в Ростове-на Дону. Это был ящик револьверов. В Гришино у восставших появилась и собственная пушка, сделанная для праздничных стрельб. Дружинники вместо снарядов использовали картечь из свинца. Гришино стало одним из центров восстания.

Во время стачки были созданы первые рабочие советы. Так их описывала тогда газета «Вестник Юга»:

"На Петровских рудниках (ст. Енакиево) и его округе, на Веровском и Софиевском рудниках порядок образцовый и поддерживается самими рабочими. К своим выборным депутатам рабочие приходят не только за советом по чисто рабочим вопросам, но даже прибегают к суду в семейных неурядицах. Еще не так давно имя "социал-демократ" пугало рабочих, а теперь всякий рабочий хочет тоже назвать себя этим почетным именем. На днях должен был собраться районный совет местной социал-демократической организации, рабочие приходили массами...
Солидарность здесь полная. Когда на Софийском руднике уволили 6 депутатов, все рабочие забастовали и делегаты опять были приняты...
Все рудники и заводы этого района выбрали своих депутатов, и теперь здесь имеется совет рабочих депутатов" .

В городах, где фактическая власть перешла в руки советов, были предприняты попытки с помощью провокаторов, организовать еврейские погромы. Но эти попытки были пресечены советами. В Донбассе это не получилось.

Зато, в других местах империи, в октябре 1905 года в Киеве, Одессе, Симферополе, Белой Церкви, Нежине произошли массовые погромы, где были большое количество жертв среди еврейского населения, включая грудных детей. Стоить обратить внимание, что евреи в царской России жили за так называемой «чертой оседлости» и им не разрешалось уезжать из указанных царской властью регионов и даже отдельных районов. Например, в городе Киеве евреи могли жить только в разрешенных для проживания частях города.

Тем временем, Екатеринославскую железную дорогу контролировали уже забастовочные комитеты, а не администрация. 8 декабря 1905 года был издал ими был приказ - полностью прекратить движение по железной дороге. Движение по дороге было парализовано. По ней могли двигаться свободно только поезда забастовщиков. Было сделано только одно исключение для возвращающихся с русско-японской войны солдат, которые сдавали оружие рабочим. После разоружения солдат, поезда следовали к пункту назначения без проблем. Оружие это передавалось впоследствии вновь созданным боевым рабочим дружинам. Нечто подобное повторилось в Донбассе весной 2014 года.

Такую телеграмму в это время дал исправник Машевского екатеринославскому губернатору:

"Доношу Вашему Превосходительству рабочие Юрьевского завода, служащие Алчевской Дебальцевской станций составили вооруженную милицию и забастовочный комитет под председательством инженера Харченко, поддерживающие противоправительственную забастовку, всех проезжающих дешовыми поездами, отдельности солдат, полицейских чинов обезоруживают .
Все узловые станции, кассы, движение захвачены комитетом и покушаются забрать деньги почтовых контор, казенных винных лавок. От запасных солдат, ехавших в поездах Авдеевка, Гришино, Чаплино, отняты винтовки, Дебальцево предъявлено требование разоружения полиции, выдачи конфискованного оружия, телефон в Гришине в руках комитета. Заводы почти все прекращают свою деятельность, рабочие повсеместно вооружаются. Станции Никитовка, Горловка охраняются ротами, ожидается разгром пристава Авдеевка, экономии Бантыша начались аграрные беспорядки."

Между боевыми дружинами существовала активная коммуникация. Рабочие разных районов и городов Донбасса оказывали друг другу поддержку и помощь. Жандармский полковник Пахалович жалуется в депеше начальству:

"На станции Дебальцево во время восстания разграблено 146 пуд. динамита, 8 пуд. пороха. Отняты у всех дебальцевских жандармов шашки и револьверы. Меня пытались арестовать и обезоружить" .

Исправник Федоренко из Бахмута (ныне Артемовск) в это же время сообщает в столицу губернии следующее:

"Дебальцеве, Ясиноватой, Авдеевке, Гришине засели боевые дружины, к которым примкнули крестьяне соседних сел. Войска никак не могут соединиться, чтобы взять дружины. Телефон оборван. Многие чины полиции обезоружены" .

Первый бой с царскими войсками случился в Ясиноватой.

Командир расквартированной там 12-й роты Балаклавского полка штабс-капитан Карамышев, утром 13 декабря, собрав местных рабочих, заявил, что станция и ее окрестности переходят на режим усиленной охраны и на ней «всякие сборища» запрещаются. После чего, этот штабс-капитан Карамышев кинулся на людей с шашкой и приказал солдатам разогнать их прикладами.

Тут же стачком станции Ясиноватой послал всем ближайшим дружинам телеграмму с призывом о помощи. В этот же день в Ясиноватую прибывают на специальных поездах боевые дружины из Гришина и Авдеевки. Три отряда, объединившись, окружили казармы Балаклавского полка. Солдаты сопротивления не оказали и отдали 54 винтовки дружинникам. Штабс-капитан Карамышев был взят в плен и в последствии расстрелян.
Так была одержана первая победа рабочих дружин над царскими войсками. На следующий день в Авдеевке отряды рабочих заставили покинуть город всех военных.

Исправник из г.Бахмута(ныне Артемовск) отправил губернатору паническую телеграмму:

"Прошу отозвать 5 рот Донской области, положение уезда самое критическое" .

В г. Горловка, уже тогда крупном промышленном центре,существовала и старая администрация, и был стачком, были организованы 2 рабочие дружины, вооруженные огнестрельным и холодным оружием.
До этого, рабочие Горловского машиностроительного завода объявили забастовку, после того, как 2 декабря администрация объявила о сокращении зарплаты.
Тем временем, в Москве, 7 декабря началось вооруженное восстание. Горловский стачком выступил с его поддержкой и провел митинг, в котором участвовали работник завода, «Корсуньской копи № 1» и железнодорожной станции.
В городе была расквартирована сотня драгун, а 12 декабря, прибыла 5-я рота Таганрогского пехотного полка, которую прислал губернатор..

16 декабря, во время переговоров с директором Горловского машиностроительного завода бельгийцем Лоэстом, который категорически отказался идти на уступки рабочим, полиция и войска попытались захватить руководителя стачкома Кузнецова-Зубарева. Драгуны, под командованием горловского исправника Немировского ворвались во двор заводоуправления и предприняли попытку вытащить Кузнецова-Зубарева из тесно окружавших его рабочих. Этого им не удалось, тогда драгуны начали стрелять. Кузнецов-Зубарев был ранен и ему удалось дойти до больницы с помощью товарищей. Туда же последовала и полция с военными. В больнице Кузнецову-Зубареву пришлось ампутировали руку, и его тут же арестовали полицейские и увели в тюрьму. Дальнейшая его судьба неизвестна. При этом было убито 10 рабочих, еще 20 человек умерли в последствии от ран.

Такие действия властей вызывали взрыв возмущения рабочих Горловки. Чтобы установить контроль над городом наличных сил не хватало и тогда городской стачечный комитет послал телеграммы о помощи в Енакиево, Гришино, Юзовку, Авдеевкуб, Дружковку.

"Боевой дружине. Мы все без оружия. Требуем немедленной помощи со всех сторон. Комитет" .

В ночь с 16 на 17 декабря в город прибыло 2 поезда с вооруженными огнестрельным и холодным оружием дружинниками.Третий поезд, с Веровского рудника не смог пройти, потому что железнодорожный путь был разобран казаками. Была взята станция и разоружены жандармы, находившиеся там.

Оружия остро не хватало, в ход шли палки, железные прутья и самодельные пики. Рабочим удалось закупить в г. Таганроге партию револьверов и ружей. Деньги на оружие собрали жители города.

Точное количество восставших неизвестно, по данным полиции в нем приняли участие приблизительно 4000 человек, из них 300- 600 было вооружено огнестрельным оружием. Там же, на станции прошло совещание командиров дружинников. Было принято решение штурмовать казармы гарнизона. Были созданы 3 отряда, каждый из которых получил свои задачи, командиры также договорились о связи и координации действий.

В 9 утра рабочие дружины атаковали засевших в казармах военных. После продолжительного боя, рабочие выбили большую часть драгун и пехотинцев из казарм. В это время разыгралась сильная метель, пользуясь которой, часть солдат ушли в Енакиево, а часть под командованием пристава Немировского остались в казармах. Когда дружинники обнаружили это, то стали преследовать их, но из-за усилившейся метели вскоре потеряли следы этого отряда и сбились с пути.

В это время, на помощь блокированным военным выдвинулась казачья сотня из Енакиево.Они встретились с отступающим отрядом и соединились с ним. Все вместе они напали на железнодорожную станцию, где находились наиболее слабо вооруженные дружинники. Часть дружинников, которые были в наполовину захваченных казармах, пришли на помощь товарищам. Метель усилилась, что мешало обоим сторонам вести бой. Однако, кроме боевой выучки, царские войска обладали серьезным преимуществом. У них были винтовки Мосина, а у вот у дружинников, преимущественно револьверы и охотничьи ружья. Именно отсутствие боевого опыта и преимущество в вооружении помогло царским военным.

Капитан Угринович, командовавший этим отрядом правительственных войск, дважды предлагал сложить оружие и сдаться. В противном случае грозил пленных не брать. Понимая, что ситуация может привести к поголовной гибели, рабочие, в том числе среди них были и женщины, предприняли отчаянную атаку на железнодорожную станцию. Большинство было вооружено холодным оружием — самодельными пиками, кинжалами и кастетами. Они пробились под пулями к стоящему на путях поезду и смогли покинуть Горловку. Не остались в Горловке и военные. Они побоялись войти в сам город, в котором еще оставались очаги сопротивления.

Исправник Федоренко писал губернатору: "В Горловке войсками убито около 300 дружинников. Нападало свыше 4 тысяч. Солдат убито 3, ранено 12. Потери полиции не выяснены. Ранен городовой и околоточный. Отнято до 7 тысяч патронов, свыше 300 пик, много ружей, винтовок, револьверов, бомб. Бой длился 6 часов". Царксое правительство окончательно восстановить власть в Горловвке смогло только 21 декабря 1905 года.

По делу о восстании на Екатеринославской железной дороге было арестовано более 300 человек. Суд состоялся только через 3 года, в 1908 году. Всего было арестовано 179 человек. Одним из главных обвиняемых был большевик Григорий  Федорович Ткчаенко-Петренко, который не принимал непосредственного участия в горловских событиях, он был первый председатель Совета Рабочих депутатов Енакиево. Благодаря его кипучей деятельности восставшим удалось добиться много. Вместе с ним был арестован и командир Енакиевской боевой дружины в Андрей Филимонович Щербаков, который был активным участником восстания в Горловке.

Так Григория Федоровича характеризовал, основываясь на данных информаторов, департамент полиции, в поданой записке тогданшнему премьер-министру Столыпину :

"Ткаченко-Петренко Григорий, литейщик, был один из главных агитаторов на Петровских заводах. Устраивал собрания в училище, на заводе и в гостинице, где произносил зажигательные речи о необходимости низвергнуть существующее правительство, созвать учредительное собрание и поставить во главе правления выборных от народа. Под видом самообороны учредил из рабочих и жителей поселка боевую дружину, которую снабдил оружием. Собрал деньги на забастовочный фонд, на приобретение оружия. Когда началась железнодорожная забастовка, уехал в Горловку, где агитировал среди рабочих и железнодорожных служащих, доказывая о необходимости свержения самодержавия. Па митингах, 10 и 11 декабря в Горловке в речи говорил: "Долой самодержавие и министров". Вернувшись в Енакиево, руководил рабочими, захватившими в свою пользу станцию Енакиево. 17 декабря, во время боя дружинников с войсками раз'езжал по окрестным селениям, собирая для них хлеб и другие продукты. 20 декабря уговаривал отца убитого в Горловке рабочего Апостолова хоронить сына без священника с пением революционных песен, а затем, утешая его, говорил: "Не плачь, старик, мы свое возьмем". При обыске после ареста найдены бумажка с заметками о пожертвовании в пользу "Потемкинцев" и петербургцев, бумажка с заметкой следующего содержания: "141 рубль 18 копеек для пожертвования, 123 рубля остаток, - организации, всего 264 рубля 18 копеек". Квитанция о сдаче телеграммы в Москву и 4 различных заметки. По показаниям свидетелей у него в номере хранились для распространения на заводе и в окрестностях тюки прокламаций нелегальных изданий. Уже после ареста, находясь в кордегардии, демонстративно с другими заключенными распевал революционную марсельезу"

Часть арестованных пошла на сотрудничество с властями, часть отказалась. «Перековавшиеся» отправили поздравительную телеграмму царю в связи с его днем рождения и потом устроили молебен в честь этой даты.Части из них сохранили жизнь и уменьшили каторжные сроки.

В своем последне письма Ткаченко пишет:

«Нас 28 человек не присоединились к затее остались при своем взгляде... Мы предпочитаем лучше быть замученными или быть расстрелянными, чем стать предателями и изменниками нашему рабочему делу. О, нет! Враги наши этого не дождутся"

Ткаченко-Петренкои Щербакова казнили 3 сентября 1909 года в Екатеринославе (ныне г.Днепропетровск), в городской тюрьме.

В итоге, всего было казнено 32 человека, 12 человек получили пожизненную каторгу, 60 человек получили от 3 до 8 лет каторги. Так закончилась революция 1905 года в Донбассе.




























Здесь нет комментариев


Новый комментарий:
























Яндекс.Метрика